English    Українська

Обложка книги Бориса Малиновского "Через огонь, воду и медные трубы"

"Через огонь, воду и медные трубы"
Борис Малиновский

Киев, 2016. -272с. Заказать книгу можно в интернет магазине TravelBook


Моим детям и их наследникам посвящается...

Борис Малиновский "Через огонь, воду и медные трубы"
© Б.Н.Малиновский, 2016

Аннотация

Эта книга о военном пути 55-й стрелковой дивизии. Дивизия была сформирована в августе 1919 г. в приволжском г. Барыш. В Великой Отечественной войне ее многострадальный боевой путь начался на реке Щара в Белоруссии. Встав насмерть при защите государственной границы в первые дни вероломного нападения Германии на СССР 22-25 июня 1941 г., она совершила подвиг - впервые не пропустила гитлеровцев далее границы!

С 24 июня по 22 сентября 1941 г. с тяжелыми боями она отходила из района Бреста до Украины и почти полностью погибла на поле боя. 1-го декабря 1941 г. - была заново сформирована и продолжала отважно сражаться все последующие четыре года Отечественной войны, пройдя почти тысячу километров сквозь - как говорят - Огонь, Воду и Медные трубы - в жестоких судьбоносных битвах (Курская дуга), при форсировании рек (Десна, Днепр) и непроходимых болот (Пинские и Припятские). День Победы она встретила в зените славы вместе с победителями, став Мозырьской Краснознаменной 1-й дивизией морской пехоты БФ, а ее знаменосные полки - названные Лунинецким, Пинским, Краснознаменным, ордена Суворова III степени полками морской пехоты КБФ.

После войны дивизия, много лет осуществляла боевую службу на КТФ, а затем стала 155-й Отдельной бригадой морской пехоты КТФ.

Издание рассчитано на широкий круг читателей.

Завет однополчан

В книге немецких историков Дэвида Гланца и Джонатана Хауза "Курская битва. Решающий поворотный пункт Второй мировой войны" о начале Великой Отечественной войны говорится: ":Красная армия совершила чудо уже тем, что просто выжила при германском вторжении, не говоря уже о том, чтобы его остановить.

...Что более удивительно, русские успевали быстрее выставлять новые дивизии, чем немцам удавалось их уничтожать. К 31 декабря 1941 г. Красная армия создала 385 новых дивизий и 267 отдельных бригад, что более чем компенсировало потери в боях, эквивалентные 229 дивизиям. Если перед войной немецкая разведка оценивала силы противника примерно в 300 дивизий, к декабрю Советы выставили почти в три раза больше подобных соединений. Большинство этих единиц было плохо вооружено и обучено, но, :упрямая стойкость советского солдата была значительным вкладом в провал немцев в 1941 г.

5 декабря 1941 г. Сталин начал контрнаступление, использовав старательно припасенные резервы для удара по растянувшимся немецким боевым порядкам под Москвой."

":То, что Красная армия вообще была способна перейти в наступление, немцев потрясло. Сначала Гитлер запретил любой отход частей, и многие высшие командиры, включая Хайнца Гудериана, были отстранены за то, что настаивали на отступлении, дабы сберечь свои войска. Но в конце концов Гитлер был вынужден согласиться на то, чтобы кое-где отойти. Тем временем Сталин испытывал такой подъем от первоначальных успехов, что решил первоначальное контрнаступление превратить в стратегическое наступление по всему фронту.

На самом деле Красная армия была еще слишком слаба и неопытна для такой большой задачи. Немцы быстро восстановили боевой дух и подвижность и в боях остановили советское наступление к февралю 1942 г."

Значительная часть из имеющихся и вновь созданных дивизий стали в дальнейшем, участниками величайших сражений на основных фронтах, где определялись, по существу, судьбы Мира, а не только двух воюющих стран: Северо-Западный, Сталинградский, Западный, Центральный, Брянский, Воронежский, три Белорусских, три Украинских, три Прибалтийских. Большинство дивизий, обретя всесторонний боевой опыт, заслуженно получили высокие боевые награды, внесли решающий вклад в достижение Победы над фашистской Германией.

Предлагаемая книга, - попытка сохранить для истории, для послевоенного и последующих поколений людей, - бесценные воспоминания очевидцев-однополчан одной из этих дивизий, - 55-й стрелковой дивизии, начавшей боевой путь еще в годы Гражданской войны, сумевшей затем в годы Великой Отечественной войны достойно пронести и сохранить номер и знамя части. На ее счету поражение СС дивизии "Мертвая голова", участие в ликвидации Демянского "котла" - по словам гитлеровского генерала - уменьшенного Вердена Первой Мировой войны, перемоловшего почти 100 тысяч немецких солдат и офицеров (Северо-Западный фронт); участие в разгроме за 50 дней задуманной Гитлером и считавшейся им неприступной "Цитадели" на Курской дуге, стремительное форсирование Десны и Днепра (Центральный фронт); уничтожение и пленение в операции "Багратион" основной части немецкой армии, загнанной в непроходимые и полупроходимые белорусские болота - припятские и пинские (1-й Белорусский фронт); участие в освобождении остальной части территории Белоруссии, Украины, Прибалтики.

Пройдя через "медные трубы" - получив заслуженную славу, дивизия сохранила свои боевые традиции, обеспечила ее существование в будущем как полноценной воинской части.

В Отечественную войну дивизией командовали: Шевчук Иван Павлович, генерал-майор, в годы Гражданской войны организатор партизанского движения на Дальнем Востоке и в Сибири. В 1941-1942 гг., Северо-Западный фронт. Тяжелейшие бои в "Рамушевском" коридоре. Первые успехи. Но привычное партизанское - только вперед - сказалось! Дивизия понесла неоправданные потери значительной части личного состава дивизии. Военный трибунал. Понижение в должности. Погиб в бою.

Заиюльев Николай Николаевич, полковник, Герой Советского Союза - 1942-1944 гг., Северо-Западный фронт. Затяжные бои на болоте Сучан, уничтожение СС дивизии "Мертвая голова". Участие в ликвидации "Демянского котла" - уменьшенного Вердена Первой Мировой войны; Центральный фронт. Курская дуга, участие в разгроме гитлеровской, считавшейся им неприступной "Цитадели", 1-й Белорусский фронт. Освобождение Мозыря, северной части Белоруссии, участие в операции "Багратион" - разгром и плен сотен тысяч солдат и офицеров Вермахта с позором прошагавших по Минску и Москве. Освобождение восточной и северной части Украины. Бесстрашный и требовательный командир.

Андрусенко Корней Михайлович, полковник, Герой Советского Союза, 1944-1945 гг., 1-й Белорусский, 3-й Прибалтийский фронты. Участие в операции "Багратион". Освобождение городов: Петриков, Лунинец, Пинск, Цесиса, Гауена. "Батя" для личного состава дивизии.

В послевоенные годы возрожденной 55-й дивизией командовал Шапранов Павел Тимофеевич, генерал-майор.

Петр Кудинов. Огневой вал Николай Ивушкин. Место твое впереди

Мои однополчане-ветераны дивизии - полковник, начальник политодела дивизии Н.Б. Ивушкин, командир артиллерийского дивизиона, полковник П.Н. Кудинов, прошедшие в те годы, как и я "через Огонь, Воду и Медные трубы", в первые послевоенные годы написали и подарили мне первые экземпляры своих книг, сопроводив их автографами.

Время, к сожалению, не останавливается: Ни Николая Борисовича ни Петра Николаевича уже нет. Но книги, включающие огромный фактический материал остаются и существенно дополняют мои воспоминания.

Для меня, еще существующего (идет 95-й год), автографы дорогих однополчан стали заветом от имени всех однополчан дивизии - завершить единую историю многотрудного боевого пути 55-й стрелковой дивизии в годы войны и ее боевой службы в послевоенное время на основе моих книг и книг Н.Б. Ивушкина и П.Н. Кудинова. Материалы из книг Н.Б. Ивушкина и П.Н. Кудинова отобранные и включенные в мою рукопись, сопровождаются примечаниями.

Это лишь малая толика того, "что мы пережили в войну" - скажем словами Г.К. Жукова в его известной, завершающей его жизнь, книге "Воспоминания и размышления". Воевали солдаты и офицеры не одной, а тысячи различных воинских частей. И то, что пережили они, - все поколение воевавших, а точнее - весь народ - неизмеримо. Значительную часть бесценного интеллектуального наследства войны время уносит с собой:

Величественные мемориалы и памятники Великой Отечественной войны, многие книги, архивы будут долго бессловестно говорить: "Мы остаемся с вами!"

Гитлер и его генералы задумали и пытались осуществить, судя по секретным документам "Барабароса" и "Ост", планы о нападении и о последующем уничтожении Советского Союза, включая советских людей.

Об этом зловещем замысле говорится в одном из разделов книги. Прочитать его следует - в нем обрисовывается фашистский ад, а не наше будущее.

В последующих разделах на примере хотя бы одной из дивизий, читатели могут увидеть, какими огромными усилиями, великой самоотверженностью, ценою гибели миллионов жизней советского народа была достигнута Победа.

Что-то попытался включить в общечеловеческую Книгу Вечной памяти и я. Насколько мне удалось выполнить свой замысел и завет однополчан - пусть судят читатели.

О книге и её авторе

С точки зрения высокой морали неизменная, от поколения к поколению передаваемая благодарность потомков своим предкам за достойные, героические деяния их есть показателем уровня нравственности общества, на что старинная русская пословица указывает: "Спасибо тому, кто поит и кормит, а более тому, кто хлеб-соль помнит". И наоборот - невысока культура жизни в том обществе, в котором власть предержащие корректируют в угоду своим политическим интересам историческую память, прививают согражданам, превращая тех в мелкотравчатых обывателей, полное забвение лучших страниц своей истории, её выдающихся представителей.

Всё сказанное в полной мере относится к оценке событий сравнительно недавнего прошлого, к годам, в которые историческая общность, именовавшаяся "советский народ", защитила, уберегла свою великую страну от уничтожения и порабощения остатков её населения фашистскими захватчиками и, разгромив врага ненавистного, избавила от подобной участи европейские народы.

Подвиг этот - бессмертен и память о нём должна жить вечно в благодарных потомках победителей как этический стержень их бытия, как первейший воспитательный элемент для юношей, жизнь начинающих. Память эта обязана восполняться, активизироваться, благородной истиной своего содержания пресекать, отражать всякие попытки затуманить, принизить, исказить её суть.

Этой великой цели служат, в том числе, военные мемуары, новым прекрасным образцом которых является предлагаемая читателям книга Бориса Николаевича Малиновского "Через Огонь, Воду и Медные трубы". Прелесть её, прежде всего, в том, что написана она нашим современником, счастливо обережённым судьбой солдатом Великой Отечественной войны, представителем той когорты воинов-победителей, которые не сломились под чудовищными физическими и нервными нагрузками военных лет, не принизились в пору послевоенной психологической реабилитации, которые, пройдя все круги ада, увидев мерзкую изнанку человеческого бытия, узнали цену человеческой жизни и, пережив глубокие личные потрясения, духовно очистились и возвысились. Пламя войны сделало их людьми сильного закала и особой духовной структуры - прямыми, честными, справедливыми, чуждыми злу, эгоизму, двурушничеству, лжи, презирающими пресмыкательство, лицемерие, подлость, зависть.

Все эти человеческие качества - в авторских чувствах и эмоциях выраженные - красной духовной нитью проходят через мемуарную книгу Бориса Николаевича. Со спокойной мудростью человека, много видевшего, знающего и пережившего выписал он своим искусным пером богатое литературное панно, ёмкое событиями, мыслями и переживаниями, дающее читателю полное представление о всех сторонах жизни и труда солдата на войне и в мирное время. На его страницах - смерть и увечья, нечеловеческие страдания товарищей по оружию, мирных жителей, сожженные города и сёла. В нём - проявления высокого и низкого, доброго и злого, колоссальные физические нагрузки солдата, постоянное - до полного нервного истощения - внешнее насилие над его психикой, превращение труда в страшную работу.

Боевой путь младшего офицера Малиновского связан с 55-ой стрелковой дивизией имени Ворошилова, принявшей в первые часы войны удар фашистов на белорусской границе и в дальнейших боях потерявшей практически весь личный состав. Заново сформированная, дивизия участвовала в тяжёлых боях на Северо-Западном фронте, в судьбоносной Курской битве, в форсировании Десны и Днепра, в боевом преодолении Пинских и Припятских болот. Так сложилась судьба этого воинского подразделения, что привелось ему сражаться с врагом в самых сложных боевых ситуациях, с существенными потерями бойцов и командиров, за что называли 55-ую дивизию "многострадальной".

По итогам первого года войны пережили солдаты и офицеры дивизии, как и все воины советской армии, состояние психологического шока, вызванного непрекращающимся - с большими потерями личного состава - отступлением наших вооружённых сил, после чего сталинским приказом №227 ("Ни шагу назад!") были введены штрафные батальоны и заградительные отряды. Репрессивные меры в отношении своих солдат были беспощадно-жестокими - вместе с реальными трусами и изменниками они затронули многих безвинных бойцов, волей фронтовых обстоятельств оказавшихся в безысходном положении. Теперь в окружении, в неравном бою приходилось солдату выбирать не между жизнью и смертью, а только разновидностью последней - погибнуть в бою, сохранив человеческое достоинство, от пули заградительного отряда, быть расстрелянным как дезертир или умереть голодной смертью в плену.

С наступившим переломом в ходе войны изменилось психологическое состояние советских солдат и офицеров, и этот качественный внутренний скачок их психики очень точно отражён в книге. Наши бойцы научились побеждать, а следы разрушений и злодеяний на освобождаемых территориях добавляли ненависти к врагу, жажды мести, ускоряли боевое продвижение наших войск на запад. Война избавила командиров от лихости, шапкозакидательства и необдуманного риска, научила не высокими словами - личным примером утверждать командирский авторитет, реальную суть патриотизма и исполнения воинского долга, честь и стойкость солдата, научила профессионально готовить и выполнять поручаемые боевые задания, укреплять моральный дух подчинённых, проникаться их проблемами и переживаниями быть требовательным к ним. Жёсткая дисциплина отвечала жестоким реалиям войны. Повиновение, становившееся инстинктом, вырабатывало у бойцов автоматизм в действиях, который, суммируясь, увеличивал общую согласованность в бою, порождал воинскую солидарность. Фронтовая жизнь очень сближала людей, и боевое товарищество, коллективизм и взаимовыручка были основой фронтового братства.

Нелегко было солдату, обобщает автор, каждый раз вступая в бой, преодолевать внутреннюю боязнь, рисковать жизнью, однако - круг боевых товарищей, непосредственное управление и наблюдение командира, побудительные мотивы (честь, присяга, честолюбие, опасение упрёков в трусости, страх перед неотвратимостью наказаний) возбуждали, стимулировали к проявлению бесстрашия, отваги. Героизм же высшей пробы выявлялся тогда, когда солдат, что называется, с глазу на глаз оказывался с врагом и дрался до последней капли крови, дорого отдавал свою жизнь и, как просто погибший или без вести пропавший, не получал заслуженной посмертной оценки своего подвига.

Война для солдата - это борьба со страхом поражения или пленения, страхом быть раненым, искалеченным, быть убитым. Страх смерти мутил сознание впервые попавших под обстрел бойцов, проявлялся в их неадекватной реакции на происходящие события, вплоть до рвоты от нервного перенапряжения. Научиться не бояться на войне невозможно, бесстрашие - это не отсутствие страха, а его преодоление в определённый отрезок времени и в конкретной боевой обстановке. Страх смерти не оставлял бойца до уготованной ему роковой пули или, если суждено было ему выжить, до последнего залпа войны давил на него.

Страх неравномерно распределялся во временном цикле фронтовой жизни бойца. Постоянно и угнетающе воздействуя на его психику, он взлетал до своего максимума в целом ряде боевых ситуаций, одна из которых - оказаться под артиллерийским огнём противника, под бомбовым ударом его авиации. В смерчи огня и поражающего металла имел шанс выжить тот, кто вовремя укрывался в траншее, в окопе, кто успевал нырнуть в свежую воронку (вероятность вторичного попадания в неё снаряда или бомбы - мала), но неизбежно погибал тот, кто терялся в круговерти огня и осколков, суетился, куда-то бесцельно бежал. Очень ярко такая фронтовая ситуация представлена Борисом Николаевичем в эпизоде налёта фашистских "Юнкерсов", в котором он, действуя самым хладнокровным образом, сумел уцелеть.

Страх резко набирал силы в минуты предчувствия очередной опасности, ожидания стремительно надвигающейся беды, но он глушился у не впавшего в панику, вступившего в бой солдата силой сопротивления, борьбы, азартом схватки, жаждой победы. Для пехотинца на войне, наверное, самым страшным было ожидание атаки, когда нервы взвинчиваются до предела; когда голова раскалывается от боли, а язык прилипает к гортани; когда внутренне он прощается с жизнью и молит о спасении:

"Я поднимаюсь.

Медленно.

В полроста.

Я делаю свой первый трудный шаг.

Но оторваться от земли непросто:

Последний страх заныл в моих ушах".

Все эти чувствования бойца рассыпаны по тексту книги, о них концентрированно пишет Борис Николаевич, пересказывая эпизоды летних, 1942 года, боёв на Левобережной Украине.

Война для солдата - это постоянное наблюдение гибели боевых товарищей, тех, кто дни и ночи, бок о бок с тобой, бились с врагом, в равной мере с тобой рисковали своими жизнями и избегали смерти. Но вот - их час пробил, они погибли, а ты продолжаешь жить. И мысль о том, что в их числе мог бы быть и ты, что, возможно, жизнями своими они продлили твоё земное бытиё, буравит мозг солдата. И прощаясь с погибшими однополчанами, он не стыдится своих слёз - горя и благодарности. Так простился автор книги со старшим братом, Львом Николаевичем, танкистом, погибшим вдали от него в декабре 1943 года.

С каждым прожитым на фронте днём усиливается у солдата глубинная тоска от понимания беспощадного статистического факта - чем дольше он остаётся живым на передовой, тем больше у него вероятность погибнуть в каждый последующий миг своего неопределённого фронтового будущего. И одновременно - когда боевой стаж фронтовика становится заметно значительным, очередной, встреченный им в окопах рассвет укрепляет в нём почти мистическую надежду, в веру переходящую, что какая-то внешняя сила - судьба, молитва матери, любимой девушки - оберегает его, что доживёт он до победы.

Читая книгу, обращаешь внимание и на тот непреложный факт, что война для солдата - это воистину страшная, смертельно опасная работа, с редкими перерывами на отдых. Это запредельные физические нагрузки днём и ночью, в жару и в холод; это марш-броски, длительные переходы с полной выкладкой; это форсирование вплавь полузамёрзших рек и, с риском навсегда уйти в трясину, преодоление топких болот; это максимально ускоренное перемещение по горным кручам пехотинцев - с орудиями, миномётами, пулемётами, боеприпасами; это многочасовое нахождение на передовой - в лютый мороз, в испепеляющую жару, под. ливневым дождём; это постоянные землеройные работы - траншеи, окопы, ходы сообщения, землянки; это подмена собой отказавшей - в сугробах, в весенне-осенних распутицах - конной или механизированной тяги: Этот труд адов отбирал у солдата все его силы и чуть больше, он был непрерывен и не давал солдатскому организму отдыха. Организм истощался в бессоннице, требовал, наперекор воле солдата, сна и использовал всякую возможность, выхватывал каждую свободную минуту для отключения от внешнего мира и тогда - солдат спал сидя, стоя, на ходу; спал мертвецким сном даже под грохот канонады, но, повинуясь приобретённому на войне условному рефлексу, мгновенно просыпался, услышав своё имя.

"Лицо застилает потом.

Дорога домой длинна.

Врезается в грунт пехота,

Ворочает глину рота

Четвёртую ночь без сна.

Такая у нас работа - война".

Сильные эмоции при чтении книги вызывают эпизоды, сцены боевых будней, связанные с участием в них женщин, особенно те, в которых автор - чтобы ощутили и запомнили потомки - с беспощадным натурализмом в деталях повествует о ранениях, увечьях, гибели боевых подруг. Девочки-добровольцы появились на фронте уже в первые месяцы войны. Их было не так уж много, они внутренне были готовы к подвигу, к самопожертвованию, но не были готовы они - физиологически и психологически - к армии: к потере личной свободы и принудительному характеру поведения, к тяжёлым бытовым условиям, к грязи и вшам, к непосильным физическим нагрузкам, к крови и смерти, к постоянному стрессу, к неизбывному страху смерти. С сорок третьего года, когда Красная Армия перешла в общее наступление, женщин стали призывать на фронт по мобилизационному плану, и их, прямое или косвенное, участие в боевых действиях, стало значимым явлением войны. Женщины-бойцы служили связистами, радистами, снайперами, зенитчицами, были основой медицинского персонала, обеспечивали бытовое обслуживание личного состава.

Но был ещё и трудовой подвиг женщин тыла, вставших за станки, выращивавших хлеб, воспитывавших в одиночку детей. Был подвиг матерей, вдохновлявших сыновей, настраивавших их на победу, болевших за них, ожидавших и переживавших страшные потери детей своих. Материнские письма, как и весточки от любимых девушек, жён, вдохновляли бойцов, бившихся за победу, надеявшихся дожить до неё. Словно своей кровью, из сердца истекающей, воспроизвёл и прокомментировал Борис Николаевич одно из писем своей мамы, небесный образ которой до сих пор живёт в его душе: "В нескольких местах строчки письма, написанные красными чернилами, разбухли от слёз. Словно стекала на них капля за каплей мамина кровь:"

Завершает книгу ряд биографий командующих фронтами и армиями, в составе которых воевала 55-ая стрелковая дивизия, её командиров, делается краткий обзор документальной повести Льва Безыменского "Особая папка "Барбаросса". Эта биографическая добавка очень органично вписывается в общий текст книги, делает её более полновесной, исторически значимой.

Много лет прошло и много перемен произошло в жизни Бориса Николаевича Малиновского. Перемен весьма значительных и чтобы перечислить (даже вкратце описать их), чтобы воспроизвести весь его научный титуларий (профессор, член - корреспондент АН УССР et cetera) требуется отдельная и немалая книжная глава. Могу сообщить только, что стал он выдающимся учёным, одним из тех титанов отечественной науки, которые свои теоретические разработки непременно доводили до их практической реализации. Для автора этих строк, некогда специализировавшегося на разработке компьютерных систем и программ к ним, наиболее звучащим из достижений Бориса Николаевича является разработка им, тогда заместителем директора Вычислительного центра АН УССР (позднее Института кибернетики), управляющей вычислительной машины "Днепр", опережавшей время по своей теоретической и практической новизне. В целом, весь послевоенный жизненный путь Бориса Николаевича - в его книгах, коих немало. Ныне же, в годы старения и досужества, решил он оглянуть ту часть своего жизненного пути, которая припала на самую страшную в истории человечества войну. И сделал он это, поверяя алгеброй логики гармонию чувств, прекрасно!

А.Л.Головцов,
кандидат технических наук

Борис Малиновский "Через огонь, воду и медные трубы"
Киев, 2016. -272с
© Б.Н.Малиновский, 2016
Заказать книгу можно в интернет магазине TravelBook